Закон тайги



Сказание про двух дураков

Сказание про двух дураков

фермеров и одного умного губернатора, который уж очень хотел президентом России стать.

Жили-были на Руси в самом начале 90-х два дурака. Фермера. Хозяйства у каждого свои, но работали вместе – так им было удобней. А с виду вроде и не дураки совсем, но приглядишься повнимательнее – дурачки полные. Идиоты даже. Идеалисты, видите ли, честолюбивые. В фермеры подались, когда воровать нужно было.

Грести под себя всё то, что под ногами почти бесхозным валялось – нагнись, подыми, сунь в свой карман и оно твоё – живи небедным человеком и радуйся. Они же зрели всё это, понимали где хапнуть можно, знали, кто, где и как хапает. Кто сколько берёт. Который всё под себя без остатка, а остальным фигу с маслом – к таким презрение. С ощущением мерзости на душе к данной особи. А кто себе, конечно же, кусок пожирнее, но и всем остальным, чтоб по справедливости – к таким уважение. Ну, а наши дурачки решили в те игры не играть, и чего уж им перепало – никто другой брать не хотел, - они подобрали и в свой карман засунули. Мизер совсем.
В общем, живут эти двое, здравствуют, с главной философской мыслью в голове – мудростью народной «Всё, что ни делается, всё к лучшему!» Оно, конечно, ежели извилины свои чуть поднапрячь-задуматься, по разным там причинно-следственным обстоятельствам и факторам с сопутствующими деяниями и просчётами результатов мыслью пробежаться, то всё оно может быть так и есть. Всё к лучшему. Но вот только те самые факторы, на грехах человеческих основанные, завсегда на этой дороге по пути к лучшему присутствуют. Либо пропастью непроходимой, либо забором до небес. Да и главное не в этом совсем – всё преодолимо, если захотеть. Главное, чтобы тот жизненный опыт и те шишки с фингалами под глазами и встряхнутой от удара об асфальт головой, потом тобою забыт не был. Пусть это хоть для отдельного человечишки будет, пусть для всей страны – всё едино.
А ещё главнее главного, чтобы тот путь к лучшему крахом для всех не обернулся. Поскольку на одну пословицу на Руси обязательно другая найдётся. Про путь в ад, к примеру, к которому та дорога к лучшему привести может. Через благие намерения некоторых реформаторов-всеразрушителей за народ радетелей, коим на тот народ наплевать вовсе, и на его ценности тем более.
Ух! Что-то дядю вдруг на философию растянуло. Давай лучше снова про этих…

_*_

И чего же это они у нас в фермеры-то подались? А потому, что вот тянуло их. Тянуло. В городах это разве жизнь? Суета одна бестолковая. А в любой деревне человек есть Человек. Какой бы он ни был – плохой, хороший. Весь на виду – хоть в фас на него глянь, хоть в профиль, хоть в лоб, хоть по лбу. Ничего скрыть нельзя! Да из-за этого осознания, что ты весь на виду, ощущение жизни иное – правильное. Все эти глаза, что на тебя во все глаза со всех сторон пялятся, неизбежно тебя лучше принуждают быть – Человеком.
А в городах чего? Там ты микроб, никому незаметный. Толчёшься, как в ступе в этой суете посреди других микробов, которые друг на дружку даже не смотрят и не замечают, есть ты на белом свете или нет тебя вовсе
Ну, может не микроб – муравей. Да нет, однако! не муравей сейчас! Мураши – это они раньше были. Когда в городах что-то делали. Строили-возводили. Заводы с фабриками работали. Самолёты новые в воздух через день взлетали, корабли со стапелей в воду спрыгивали, трактора, машины, техника для армии… Вот тогда были в городах мураши. А теперь, как не крути, мурашей не стало. Вши больше, да торгаши. Вроде и суетятся, но ничего толкового не делают. Не производят ничего, охранниками повсюду сидят, все казённые заведения битком вшами набиты – не продохнуть. И чем они там занимаются? За компьютерами сидя? Не понять совсем. Даже им самим, кстати, как они сами говорят. Бумажки тасуют – туда-сюда, туда-сюда, туда-сюда…
Офисы каких-то компаний кругом – тоже вши. Банки … В общем, никакого материального продукта в городах теперь на свет не рождается, присосались все к чему-то, кровь потихонечку посасывают и то тело на котором живут, поедом едят.

_*_

Нет! Городскому жителю не постигнуть вовсе, что означает землю на тракторе пахать, хлеб сеять, убирать его и видеть, как он сплошным шелестящим потоком в бункер комбайна льётся. Не вообразить, что при этом чувствует человек, который этот хлеб сам от начала до конца вырастил. Может быть огороднику-дачнику то чувство известно, но не в той мере, думается. Не в той. Здесь в тысячу раз сильнее. Ощущение правильности жизни появляется, как будто только от тебя она зависит и больше ни от кого. Понимать начинаешь, что благороднее труда на свете нет и быть не может.
Подобное переживаешь только в тайге далёкой, когда на десятки-сотни вёрст ты один, снег кругом, мороз, карабин-ружьё за спиной, собачка, что никогда не предаст и до дома десять дней ходу, через пару горных перевалов. Там тоже начинаешь себя гомо сапиенсом настоящим ощущать. Видимо те самые нити, что тебя с предками нашими связывают – с крестьянами-пахарями и охотниками-добытчиками, на коих жизнь многими тысячелетиями держалась, никогда человека от себя не отпустят. Никогда!

_*_

Мечта такая американская есть. Во многих книжках современных прописанная: «Вот заработаю денег, куплю себе фермочку или ранчо в штате Техас ли Арканзас и буду там жить припеваючи!» Мечта не на мифах основанная, а на культуре той страны, что на фермерстве-крестьянстве круто замешана. Фермеры с ковбоями там – в Штатах, первые люди до сего дня. Не было бы их и тех Штатов в помине не было бы. Всё остальное приложилось к сельскому хозяйству только, потому и мечты такие, с виду глупые. Но правильнее тех мечт быть не может.
Это у нас крестьянство бедное всегда давили без продыха. С незапамятных времён начиная. Потом отец родной папа Ёся крестьян душил, чтобы они страну Россию теми Штатами не сделали. Понимал усатый, что как только появится у мужичья разуму побольше, опосля ликбезов и школ по всем деревням Луначарским созданным, как начитаются они книг, да захочется им всем крепкими как в Америке стать, тут и конец идее коммунизма настанет. Глядишь, ещё из этого крестьянства Рокфеллеры появятся, Форды повылезут, начнут сами машины делать, промышленность развивать. И не о какой мировой революции больше мыслей не появится. Потому и давай он крестьянские бунты давить, весь урожай под чистую отбирать, чтоб от голоду крестьянин мёр, паспорта им не давать, в города их не пускать, всё личные подворья рушить и в колхоз их палками как скотину загонять.
Крестьянин это вам не пролетариат, который купить можно, и на сей покупке революцию сделать. Мужик хозяин чувствовал иначе, жил куда праведнее, думал по-хозяйски, потому только из него купцы-негоцианты - Морозовы с Демидовыми появлялись. Не одного, однако, промышленника на Руси из того пролетариата корнями не было. Потому что мышление иное: где урвать - да, где что самому создать – нет.
Другое дело, что тот купец-предприниматель душил своего вчерашнего собрата пуще помещика какого. Не три, а семь шкур с него драл. Потому, что всем доказать стремился - он тоже не лыком шит и получше тех, у кого вчера в крепостных числился думать и работать способен. Правда, потом грехи свои замаливал, церкви да соборы по все Руси строил, что до сего дня стоят...
В царские времена мужика душили-душили – не задушили. Во времена Советов душили-душили – не задушили. Но прошли на Русь «демократы» народом избранные и всё Крестьянство Русское с Тысячелетними традициями за спиной напрочь кончили! В иных местах так, как будто его там никогда не бывало!
Ох! Что-то снова отвлёкся я. Давай дальше про этих…

_*_

А фермеров в то время тьма развелась! Ух ты-ы! Какие-то действительно фермеры, что-то там делают, крутятся, скот разводят, пашут-сеют, пасеки держат – мёд производят (вку-усный! – закачаешься!) свою колбасу на прилавки для продажи выкладывают (замечательную). Не поддельную, как сейчас - настоящую.
Но есть и другие фермеры – не дураки совсем, как все предыдущие, а умные. Они только по бумагам фермеры, поскольку правильным кредиты давать начали. Которые настоящие, они технику на те деньги, оборудование приобретали. А те, которые поддельные, они в креслах начальственных, да в чиновничьих восседали, сыновей-дочерей фермерами оформив. И на фермерские деньги новые дома красивые посреди села построили, машин понабрали и «…пилювать мы на вас всех хотели и на совесть тем более!». «Но, они же все нужные люди! Без их подписи никуда! Хоть плачь, но ссуду дай!» Так выдачу им кредитов в Ассоциации фермерской мотивировали. Так что чиновник сволочной, что тогда на коне был, что сейчас жирует.
Наши эти два дурачка кредитов у государственного банка взяли аж 4,5 лимона в 91-92-ом годах. С ума сойти какие деньги! Квартир 15 в большом городе на те бабки приобрести можно было, 3-х комнатных! Накупили бы их тогда, а сейчас жили бы себе припеваючи. Но дурачки они и есть дурачки. Ежели сейчас по цене тех квартир прикинуть, то это поболе полутора миллиончиков в зелёных уешках наберётся. Поболе! Можно было бы и не работать, пузо на пляжу почёсывать и с тех богатственных вершин на всех поплёвывать. Но они идиоты тех квартир покупать и не собирались, хотя им всякие умные со всех сторон шушукали: «Не надо оборудование и технику покапать! Покупайте квартиры – не занимайтесь ерундой! Вон видишь, как бывший первый секретарь райкома, а сейчас глава администрации сделал? Три купил. Как начальница налоговой инспекции поступила? Две приобрела. Как начальник управления для себя всё с теми деньгами устроил? Одну, но шибко большую хапнул!»
- Ну, нет! - сказали наши дураки, - Будем технику приобретать!
И накупили себе тракторов всяких, автомобилей рабочих, комбайнов разных, все навесные, сеялки-веялки, оборудование для переработки и производства – всё новое, всё с нуля. ГСМ собственный отгрохали, горючки туда побольше залили, цех переработки построили, пасека у них приличная, работники, естественно. Работай - не хочу. «Жизнь настоящая начинается! Щас страну продукцией завалим!»
Тем более урожаи хорошие, пчёлки-трудяги, хрюшки-свинюшки в порядке. Коровки дойные для себя помукивают, чтобы мол?чка свежая всегда на столе. Да телятки с бычками в тучных стадах ковбоя местного, которых тоже немало тогда развелось, откармливаются. Дураки, что с них возьмёшь?
Но они хоть по жизни такие самые и есть, но понимали всё же, что кредит дело такое, что отдавать его надобно. Давай они мысли свои напрягать, всё прикидывать, про зону рискованного земледелия вспоминать, про опасности всякие на данном пути. И решили наряду с этим делом ещё чем заняться, чтобы быстро заработать и все одолженные ссуды погасить.
А главное мысль у них такая появилась из-за того лишь, что они ещё большую идею в головах своих вынашивали, правда боком сельского хозяйства касающуюся. Но красивую до безобразия и шибко полезную тогда для этой страны. Вот и порешили где-то разом побольше хапнуть, все долги банку отдать – вновь кредит куда больше старого взять и всё сделать. С банком, конечно, всё предварительно согласовали. С самыми главными верхами, областного масштабу. Так что здесь вроде всё недурственно было.
Затылки свои почесали: «На чём можно быстро заработать? Какой товар сейчас наиболее дефицитный? Влёт улетает?» Автомобили! Для начавшего вдруг богатеть народа! Прыгает один из этих дурачков в самолёт и айда в приволжский город, с одним портфельчиком-дипломатиком в руках.
Роман можно целый нарисовать об автомобильном бизнесе тех лет. Где главным бизнесменом тогда в основном вдруг народившийся бандит был. Коий денюшку уже у народа рэкетом или грабежом хапнул, а куда столь деть, толком ещё не ведал. Но захотелось ему эти грязные замызганные рваные рубли, трёшки, пятёрки и совсем редко червонцы с четвертаками, что у народа где-то отбирались и наличкой огромными чемоданами и сумками привозились, а потом не стесняясь никого, в номерах гостиниц до утра, бывало, считались, в автомобили превратить. Эти бизнесмены доморощенные только за доумку (умную мысль), в отношении этого бизнеса могли пару машин прямо с конвейера тебе запросто отстегнуть. Но это к слову, конечно.
Восемь месяцев дел не всегда благовидных, с безвыездным пребыванием в том Поволжье пролетели, не отнимая телефонной трубки от уха, и все ссуды погашены до нуля. Ещё и в кармане бренчит. Сам за руль одной из последних машин и домой с победой.
А там, который уже раз снова умные головы этим дурачкам говорят: «На хрена вам это фермерство сдалось? Торгуйте машинами – через два года миллионеры уешные-успешные. А фермерством можете, как хобби заниматься!»
«Вот он где у меня! – вещает дурачок, который в Поволжье сидел, ребром ладони по горлу своему постукивая, - Достал меня этот автомобильный бизнес! С бандитами конкурировать и договариваться – сам в оного превратишься! Отстёгивать на заводе кому надо. Директорам взятки за подпись совать, ментов-вымагателей паршивых кормить. И всю эту шатию-братию многочисленную, что возле этого дела крутится, ублажать! Пахать хочу! Сеять-сажать хочу! Хлеб убирать! По таёжкам для души и здоровья с собачкой бегать! Человеком хочу чувствовать себя, а не торгашом, часто бессовестным!»
Ну что с ним сделаешь? Коли дурак!

_*_

Ссуды у этих двоих все погашены теперь, надо дальше к намеченным вершинам двигаться. Приехали они в свой банк головной и прямиком в кабинет к самой главной банкирше по кредитам. А та дверь плотно за ними закрывает, присесть приглашает и говорит:
- Рада вас видеть в добром здравии! - намекает, вроде. Мол, тому рада, что удалось живым домой вернуться.
- Но вот я вам, ребята, хочу сказать. Я вас знаю, и вы меня знаете, не хочу перед вами ничего скрывать. Но больше никаких кредитов вам не будет. Ни маленьких, ни больших.
- Почему это? - дурачки глазёнки выпучили.
- Вчера, - говорит, - эти деньги в основном у нас до фермеров доходили, как им и положено, но теперь на них уже не районного и областного масштаба кто-то глаз положил, а на самом верху. И теперь оттуда указивки идут, кому дать, кому не дать. Я, - говорит, - тётенька опытная и голову вам на отсечение даю, что все эти деньги сейчас уйдут кому-то в чей-то карман. Поскольку приватизация началась, и деньги им на скупку богатств Российских нужны. Ваучеры за копейки скупать. Хотя те стоят очень приличных денег. Вот они сейчас на деньгах сельскохозяйственных наживутся, а потом банк лопнет. Чтобы никаких концов найти было нельзя...
Опытная та банкирша была права. Тот банк лопнул довольно скоро. На его месте, с тем же самым персоналом образовался другой, пока тоже государственный. Банк-респондент тех денег, что якобы правительство выделяет на поддержку своего кормильца – крестьянина новой формации. Но, ни копейки до него! Ни копейки! Хотя вру! Кое-кто получал, за кого область горой вставала и ежели бы те хозяйства накрылись, то конец всему сразу пришел. И голод для страны России подкрался.
А в СМИ! Как какую газету не откроешь или в телеящик не глянешь, там все, начиная от «гаранта конституции» с дорогими россиянами, до чиновника на местах народу рапортуют, как они своих кормильцев здорово поддерживают. Как они за него бедного радеют, а того крестьянина всё почему-то меньше и меньше. Вчера – тыща была, через год 500, ещё год прошел – полторы сотни хрен насчитаешь. На следующий год полста осталось…
Но к тому времени инфляция первые кредиты сожрала не поперхнувшись, и тем, кто их пока ещё не отдал, и отдавать их фактически не надо было. Так что дурачки наши в полном пролёте. Но живут пока. На лучшее всё надеются, хотя уже понимать начали, что правителям своим они не нужны вовсе.
Тут для сельхозпроизводителя новый банк возник. Теперь уже частный. Ну, те сразу так:
- Мы, конечно, не против кредит вам на посевную дать, из денег, что государство нам на эти цели без всяких процентов выделило. Хотя деньги и чужие, но мы даём их только своим акционерам. Вот акцию на миллион покупаете и мы вам 10 лимонов кредит. На два лимона – 25, на три – 40. Хош бери - хош не бери! - В общем, сволочи!
Два года теперь эти банкиры на крестьянине, но куда больше на государстве наживались и сгинули в никуда, но другие нашлись, такие же. Новый банк пришел.
Ну, а как сам-то мужик этот крестьянский чувствовал себя? А никак! Он все четыре ласты уже кверху завернул, и лишь чуть подёргивает ими – в агонии бьется.
Но, глядя на это дело, вдруг стало нагло наживаться одно их хозяйств, что поддерживала область. И коему те кредиты беспроцентные на посевную Москвой на всю область даденные, полились рекой. Все без остатка! Мотив у банка такой: «Мы не могём рисковать государственной денюшкой и раздавать её кому попало! Поскольку нет никакой гарантии, что эту денюшку кто вернёт. А вон тому Великому Сельскохозяйственному деятелю мы доверям, потому чо он кредит обязательно погасит!» Так что всем фигу с маслом, а не кредит на посевную! Иди вон к дяде Гавриле!
А мужику что делать? Он не привык без дела сидеть. Ему боронить-сеять надобно, земля ещё с прошлого года вспахана, вся техника подготовлена, а ГСМа тю-тю. Он к дяде Гавриле на поклон, а тот ему:
- Бери! Сколь хош! Но условия отдачи следующие. Мне деньги твои не нужны. Отдашь зерном. Рыночная цена сегодня - 1500 руб/центнер, а в договоре ставим 1000р/ц и плюс 15% комиссии за пользование кредитом, сверх положенного. Хош бери - хош не бери!
- Да как же так! – мужик завопил, - Осенью тот центнер уже три тыщи рублей стоить будет! Инфляция на дворе дикая!
- А это как сказать! Вдруг наоборот цена упадёт? Рынок на дворе! Я тоже пролететь могу! - тот Гаврила ему отвечает.
Куда деваться мужику? Только на Бога уповать! «Беру!»
Похоронный марш над безвременной кончиной почти всех больших и малых хозяйств в удалённости от дяди Гаврилы примерно в 200 вёрст, прозвучал через два-три года. Они умерли все, как во времена голодомора. Голышом. Сняв с себя последние портки. Поскольку тот Гаврила не гнушался ни откровенным рэкетом с братками, ни услугами ОМОНа, когда те как каратели во времена войны окружали всё село с автоматами наперевес и грабили то акционерное общество-должника, вывозя куда-то всю технику и всё из закромов. Даже не считая, своё берут или уже чужое.
Теперь тот Гаврила шибко большой человек. Шибко. Хвалят его постоянно. В телеящике его показывают, в радиве об нём болтают. Власти нарадоваться на него не могут. Банк он имеет собственный, комплекс по выращиванию «быстрого мяса», о котором я уже где-то здесь говорил. А главное он теперь со своим яйцом почти в книгу рекордов Гиннеса попал. Столь много он этого яйца производит. Гадостного, конечно, – химия одна.
Награды ему за это так и сыплются. Депутат он областной, членом в той самой партии правящей, где они эти все Гаврилы воедино собрались, состоящий.
Но, Бог ему судья. На Тебя, Всевышний, уповаем! «Да воздастся Всем, да по заслугам Его!»
Вот такие были дела с поддержкой сельхозпроизводителя на Руси. Да и сейчас, болтают, иногда не лучше. Все, кто доступ к тем деньгам имеет, не преминут нажиться.
Ой! Что-то мы про дурачков своих забыли…

_*_

А они всё трудятся. Всё своими денюшками стараются обходиться, но со стороны приглядывают за округой, дабы в курсе дела всегда быть. А время идёт, но лучше на Руси никак не становится. Всё хуже и хуже. Борис Разрушитель к тому времени уже ушел на покой – новый царь у власти.
Тут как-то большую конференцию чиновники областного масштаба для сельхозпроизводителей затеяли. А дело летом. Ну, там как всегда, докладчик про грандиозные успехи в государстве, что при смерти уже лежит, речь двинул. С лозунгом обязательным - «Мы придём к победе капиталистического труда!» и что, мол, политику президента одобрям. Потом дискуссию устроили, давай про разные разности говорить и про те кредиты тоже. Устами очередной, теперь, молодой, славной такой банкирши. Которая вещает, что они всем банком всем и вся дают. Шепоток по залу прокатился, давай все друг у друга выяснять, кому это она даёт? Вроде никому до сего дня не давала. И как к ней подкрасться, чтобы она и им дала. Слушал, один наш дурачок, слушал, как по ушам всем ездят. Не выдержал. Вышел на трибунку и всё, что про этих банкиров, Гаврилов, который тут же сидел, и чинуш от этого ведомства, прям в лоб им и выложил. Все те давай сами дурачками прикидываться, что они уж такие честные, такие честные и все денюшки раздали и теперь ждут, когда им с урожая всё вернут, хотя почти никто из присутствующих их не получал. А физиономии от того вранья, как помидоры светятся. Плюнули наши дурачки на всю эту богадельню, где всем дают, и домой уехали.
Буквально на следующий день целая делегация из головного банка. Пробежались по хозяйству глазами и говорят:
- У нас тут денюшков немного обнаружилось - завалились нечаянно за подкладку, так мы вам можем их на посевную дать!
- Какая посевная? - дурачки наши ошарашенные спрашивают, - 25 июля на дворе, а не 10-е апреля, когда они нужны были.
- Ну, извините нас! Так получилось! Берите. Авось, куда пристроите!
Согласились наши герои с обманом на обман, что банк глаза закроет на то, что эти деньги на две пилорамы уйдут, а не на ГСМ, удобрения или зерно. Махнули те банковские рукой – делайте, что хотите. Недели две не прошло, а наши дурачки одну пилорамку у себя уже установили, а вторую перепродали, с барышом, конечно, чтобы денюшки на лес иметь, коий уже закупили. А сами прикидывают, что первый взнос по кредиту надо в ноябре отдавать и до того времени запросто кредит новой продукцией покроют. А не покроют пиломатериалом, то с урожая отдадут…
Но, не тут-то было! Только работать начали, банк лопнуть решил:
- Гоните обратно деньги!
- Это почему? Согласно договора и вернём!
- Вот согласно договора и гоните! Вон там мелким шрифтом приписка стоит, что в случае банкротства… Так что гоните!
Глянули дурачки и точно! Так хитро эта приписка стоит, что ни один человек нормальный её и не увидит.
Не буду уж вам рассказывать, как они с тем сволочным банком дрались, вместо того, чтобы сбором урожая заниматься. Но, то, что у них лет пять-десять жизни тот банк отнял, это точно. Пришлось в долги влезать и с тем банком расплачиваться, коль дураки не смогли ту приписочку вовремя рассмотреть. И понадеялись на надёжность банка.

_*_

Но живут пока. Борются с ветряными мельницами и не только.
Пчёлки им мёд таскают, свинюшки-поросюшки на своём собственном зерне откармливаются, коровки-бычки в стаде у местного ковбоя так и пасутся-следятся, картошки ежегодно 6-8 га с постоянным хорошим урожаем сажается, зерновых сотни га, с такими урожаями, коих в тех самых краях агрономы не видывали. На мельницу его, да на хлеб.
До 37-ми центнеров с гектара с поля на круг отборной пшенички с отличной клейковиной урожайность доходила, когда соседи больше 20-и никогда не собирали. 12 минут – «Глуши комбайн – бункер полный!» - 2,3 тн! Меньше 20-и центнеров только в засушливый год бывало. Когда все в округе 4-7, может 8 еле-еле наскребали.
Кто-то сейчас скажет, что такого в Сибири быть не могёт. Тем более в восточной. Может! И без всякой химии! Потому, что страна Россия не только подлыми правителями заселена, плюющими с высокой колокольни на свой народ, грязными на руку чиновниками разных уровней и мастей, ворами олигархами и всем тем сбродом, что вокруг них как туман над испражнениями клубится.
Есть ещё, но куда чаще уже были – в иной мир отошли, или тихо покинули эту страну светлые головы, способные изобрести такое, чего нигде в мире сделать не смогли. Когда на спор, вроде в шутку со старым агрономом, что всё знает и всё уже вроде в этой жизни видел, одну половину одного и то же его поля засеивали простым зерном, а вторую зерном чуть мутной водичкой, которую пить можно, еле спрыснутым. И тот агарном, глянув осенью на то своё поле, считал, что у него «фишку выбило» в голове или «крышу рвёт» – с ума он сходит. С криками «Такого быть не может!» - он нёсся к той изобретательнице. Генетику от Бога, что первые-вторые премии свои на ВДНХ получала. В Бахрейны всякие на выставки Россию представлять ездила. Умоляя её не забыть про его хозяйство в следующем году и приготовить препарата из расчёта на все его посевные площади.
(Царствие Ваше Небесное, глубокоуважаемая Валентина Васильевна! Святой Вы были Человек! Простите нас всех!).
Тем неглупым, болеющим за свой урожай агрономам тот препарат нужен был, и зоотехникам-телятникам тоже, дабы их телята в младом возрасте не мёрли, а вот официальным властям лысенковской формации он был совсем не нужен. Совсем! Поскольку они лично от этого ничего для себя не имели! Как раньше, так и сейчас живут по принципу как в армии «День прошел и Слава Богу! Деньги платят и всё с добром!» Потому даже наглядным опытам верить желания у них не было никакого. «Шарлатанство это какое-то!» - говорили. Но эту же точно фразу и Лысенко генетику Вавилову 70 лет назад говорил, когда его в ГУЛАГ спроваживал. Что в этой стране изменилось? Что?

Хотя изменилось. В России новой всё умерло благополучно. А где не умерло, так там во главе угла золотой телец гигантских размеров воздвигнут, с неизменным желанием хапать всё больше, всё больше, всё больше. И совсем без разницы, за счёт кого, чего и какого качества. За счёт разворовывания страны? Её брошенных без всякой поддержки желавших когда-то трудиться жителей? Или этого вредного для здоровья людей «быстрого» мяса с Гаврилиным яйцом, о котором хвастаются правители. И от которого химикатами за версту со сковородки разит?.
Всем понятно, что выращивание сельхозпродуктов, на основе науки химии, а не науки биологии, даёт, конечно же, больший эффект. Кто бы спорил? Но не понятно, к чему всё это в этом мире приведёт. Где людей с нормальным здоровьем становится всё меньше и меньше. Где фармацевтика – всё та же химия в основном, кстати, затмит скоро собою все доходы от бизнеса нефтяного. Если глянуть на нынешнее количество аптек по всей стране.
Где ещё каких-то 30 лет назад все знали, что можно любой недуг победить анальгином, аспирином и парацетамолом. Ранку же засыпать стрептоцидом. Но при этом 95% парней без всяких ограничений шли в армию служить. А из оставшихся на гражданке, двое были с плоскостопием, а трое не прошли по зрению. Сейчас же – всего через 30-20 лет цифры остались те же, но вот только соотношение больных и здоровых диаметрально переменилось. На 5 здоровых стало 95 больных.
Преувеличиваю, конечно. Но завтра мы неизбежно к этой цифре придём. Неизбежно! И страну никакие подачки в виде родовых сертификатов, выдуманных живущими отдельно от неё правителями, не спасут.
Ещё не надо только сказки рассказывать, кому этого захочется, что всё согласно наших норм санитарных и норм международных нас травят. Эти нормы людьми пишутся. И нет никакой гарантии, что тот Гаврила за повышение тех норм кому надо не заплатил.
Вот ты мне скажи, житель российский, разве это не так?
В какой цивилизованной стране ещё можно найти колбасу, где мяса 5%? Где молочные продукты консистенции должной не имеют, никак не желают прокисать вне холодильника и вкуса отвратного. Где яблоки совсем пахнуть яблоками перестали, так же как и все остальные фрукты. Где вкуса настоящего крестьянского сливочного масла наши дети и внуки больше никогда, наверное, не узнают. Где даже водка, ближайшими друзьями нынешнего правителя произведённая, точно так же как и вино, чаще всего это гадость мерзкая. Даже несопоставимая с тем, что было во времена Советов. Когда аромат настоящего чая, пусть даже «Грузинский №36» исчез в никуда. И от него остались лишь одни добрые воспоминания.
Дальше перечислять? Или сами задумаетесь?
Что же ты будешь делать! Всё несёт куда-то в сторону. Забыли ведь с тобой про этих…

_*_

А к этим двум дуракам кто только не ездит? Все их в округе знают и друзей не меряно. Тут как-то зачастил к ним один друг. Лет на 7-10 помладше, любимые увлечения те же самые, так что есть о чём поговорить. А у них общих знакомых - тьма! В основном по институту, где тот друг когда-то учился и был как-то отчислен за неуспеваемость. Но парень вроде нормальный. Шалопай, конечно, по жизни конкретный, но с головой дружит, мозги на месте. Кое-как недавно первый свой диплом получил, но никуда работать не поехал, в родную деревню к старикам вернулся, там женился, ребятишки пошли.
Парниша этот только-только директором совхоза одного большого стал. Нашел способ самому себя на тот пост избрать и всё население того села больше чем за кого другого свои голоса ему подарило. Энтузиазма у него выше крыши. Тем более время весёлое началось – твори что хочешь, как можешь и всё согласно совести своей.
Ведь совесть, она у каждого свою цену имеет. У кого грош стоит, у кого алтын, у кого червонец, а у кого у неё цены нет. Правда, святых мало совсем. Мало. Жизнь штука такая, что вечно всех нас перед выбором ставит - преступить чрез совесть свою или же не стоит. По мелочам все мы бессовестные в основном, но Бог, может быть, простит. За то, что хотя бы осознаём это, стыдимся своих поступков и лишний раз стараемся их не совершать. Но не все! Не все!
Как тут знать? Есть ощущение, что тот самый Бог, ежели он всё же есть на небесах, всем жителям страны России в те времена испытание устроил. Как нашим прародителям – Адаму с Евой. Ввёл нас всех во искушение, но совсем не избавил от лукаваго. С приватизацией той – началом эпохи перемен, что до сего дня длится. В которой: «Не дай Вам Бог жить!» По Конфуцию.
Парниша наш опёрся на крепкое плечо двоюродного братца своего, коий в те времена столь огромным и богатым объединением руководил, что помочь какому-то там совхозу, сделав его своим подсобным хозяйством, ему ничего не стоило. Так что начались в этом хозяйстве по приходу нового руководителя стройки великие. Теплица почти круглогодичная, чтоб помидорчики с огуречиками на столах работников того объединения всегда были. Цех по переработке мяса с цехом по производству колбасы… Техника валом повалила - вся новая… Товары дефицитно-заграничные в конторе профсоюзом распределяются… Инфраструктура в селе развивается - школа там, детсад, культурный большой дом, где киношку показывают и самодеятельность временами громко поёт и лихо отплясывает. Новые кирпичные дома для лучших работников. Теперь уже не типовые, а все разные. Как в городе - на дворечики похожие. В общем, стройка полным ходом на деньги объединения идёт и тот Парниша-директор только успевает теперь уже не на «Волге» какой-то там, а на «Круезёре» как челнок между городом и селом мотаться. С водителем, конечно, - сам опасался.
А ну как пьяный в дрызг на том «Крузаке», да об бетонную плиту в родном селе на повороте? Что дорогущую японскую телегу «в хлам». Это сколь же денег братово-государственных надо будет, чтоб ту машинку восстановить? Ещё придётся чего доброго новую, получше прежней, покупать? Но, это к слову, конечно.
А в город-то чего просто так ездить? Заодно можно в свой же вуз, но на другой факультет теперь поступить. Год-два делов, и ещё один диплом в кармане. Ну, здесь теперь разве учёба? В беленькой сорочке, с галтышем на шее, на машинке такой, какие разве что у и под задницей губернатора имеется, да у лесопромышленников, на лес у япошек обмененные. На одной руке пальцы веером, а в другой целая сумка жрачки, какой ни в одном магазине не купишь, где вообще полки пусты...
Так что теперь тебе любой преподаватель, не собираясь даже ничего по предмету спрашивать, не удв. какой маленький в зачётку напишет, а крупный и жирный Отл. поставит. И с удовольствием распишется.
А раз у тебя хозяйство передовое, пусть и за счёт не своего собственного ума (был бы кто другой, может и лучше сделал), а за счёт государственно-братовых средств созданное, то технологии такие нужны, каких ни у кого в окр?ге нет. Вот тут-то то изобретение через наших с тобой дурачков Парнише прямо в жилу пришлось.
Нет! Сомнения у него, конечно, имелись, как у нормального человека: «Что за хрень мине тут предлагают? Лоха нашли? На холявку денюшку срубить хотят?»
В первый год маленький договорчик сочинили, так сказать для пробы. Как всегда, для наглядности поля засеяли наполовину – с препаратом и без. Осень настала – всё ясно стало: «На будущий год все поля и только с ним! Эффект налицо! Тем более фирма берёт лишь 50% от прибавки к тому урожаю, что без этого препарата бы был. И то по осени. Так что риску для хозяйства никакого. Есть контрольное поле – есть опытное. Сравниваем результат и всё что свыше на опытном, делим пополам.»
Парниша в первый год рассчитался с фирмой поставщиком без вопросов. И уже на следующий год под чётким контролем наших дурачков и их друга, что ту фирму представлял, руками своих работников аккуратно обрабатывал всё зерно, пообещав голову оторвать любому, кто сделает что-то «не по науке».
Урожай удался на славу. Передовик наш во всех газетах пестрит-красуется. И в фас он, и в профиль, и у комбайна и на ём. Да всё с пучком тяжеловесных колосьев в руках. Интервью у него берут, по телеящику беспрестанно показывают. В общем, б?льшего героя сельскохозяйственного труда и за тыщу вёрст не сыскать.
Приехали к нему те самые дурачок с представителем фирмы за расплатой. Кабинет большой, отлично отделанный, портрет огромный царя Бориса Разрушителя прям над головой висит. Достаёт передовой директор договор, чуть глянул в него и говорит:
- Ну, всё получилось так, как мы с вами ожидали. Мы вам по договору 120 миллионов рубчиков должны? Да? Извольте. Но раз такой урожай хороший получен, я готов вам все 150 заплатить! На 30 больше!
- Ух, ты-ы! Здорова-то как! Нам премию выпишут! - обрадовались наши дурачки, что такой умный директор такой подарок им делает. Чуть в ладоши от счастья не хлопают. Но тот добавляет:
- Хотя есть одно условие. Я сейчас уже в академии экономической учусь и всё посчитал-просчитал. Мы с вами переписываем этот договор. Под тем же номером, с той же датой. В договоре указываем сумму, которую я вам назвал. И вы эти деньги получите товаром, но не моим, а Гаврилиным. Вам его привезут, вы у себя его складируете, к вам приезжают покупатели, вы отдаёте им товар, а они вам деньги. Но товара будет не на 150 лимонов, а на 300. 150 оставляете себе, 150 отдаёте наличными мне. И мы с вами в расчёте!
Реакция на сиё предложение была мгновенной:
- А тебе, дорогой, не заплохеет такие деньжищи себе в карман положить?
- Нет! - улыбочка на лице, - Ничуть не заплохеет! Не мы такие – жизнь такая! - это у него любимая поговорка до сего дня.
Челюсть у наших героев отвисла по полной. Куда больше от того, что представитель фирмы был не просто человек с улицы, а как раз куратор его группы, когда этот Парниша по-настоящему в ВУЗе учился и изгнан с треском за неуспеваемость оттуда был, а не дипломы себе за продукты, пьянки для преподов и скорее всего деньги покупал. Да и разговаривал тот Парниша со своим учителем всегда учтиво и уважительно, хотя тот, лицезря своего воспитанника насквозь, всегда с ироничной улыбкой на лице.
- По-другому вы своих денег не увидите! – бывший наглый, но тогда ещё не до такой степени, студент говорит, - Я сейчас порву договор и вы не получите ни одной копейки! И никому ничего не докажете!
Больше, однако, слов в том кабинете не было. Умный директор остался в нём, а дураки пошли к машине. Пока ещё не зная, как они всё это преподнесут директору той самой фирмы. Профессорше, предельно порядочному человеку, никогда в жизни ещё с таким не сталкивающейся. Что этому Парнише в матери годится.
Пришлось всё сделать по-парнишиному – другого выхода не было – жить надо. Хотя волосы у всех кроме него дыбом стояли, от понимания, что сиё деяние есть полное надувательство, но не понять кого. То ли хозяев товара, что продавать ради кармана умного директора пришлось, то ли государственной конторы брата директора, то ли того совхоза, со всеми его трудягами? Но, логика подсказывает, что получили тогда из начальников все.

_*_

В общем, время идёт, всё плохое как-то само собой забывается, тем более Парниша с повинной к нашим дуракам приехал, да не пустой – как всегда с поляной. Объяснил, что деньги позарез нужны были и не одному ему. Дураки его по старинной русской привычке простили и жить начали с надеждой, что авось он больше так поступать не станет.
А здесь как раз власть меняться собралась, выборы на носу и тут умный директор приезжает к дуракам:
- Всё, мужики, - говорит, - Пойду в губернаторы!
- Да ты чё? - те отвечают, - Не уж-то таких как ты туда пущают? Таких умных как ты, там вроде быть не должно.
- Ну, это как сказать! Не боги горшки обжигают! Вполне, думаю, это кресло потяну!
- Ну-ну! - задумались дураки со своими придурковатыми улыбками в устах.
- Ежели вы мне поможете, всё для вас сделаю, если то кресло получу! Поможете?
Задумались наши:
- Ну ладно! Хрен с тобой! И нам жить надо. Поможем! Но уж и ты нас потом не оставь!
- Хорошо! Договорились! Зуб даю!
Но всё смеются дураки над Умным:
- А есть ли, Парниша, предел амбициям твоим? И есть ли та самая высота, которую ты достичь намерен?
- Есть! – тот серьёзно отвечает, - Президент России! И я им обязательно стану!
Отвисли снова челюсти у дураков, задумались они и больше над тем, что раз у человека такие мысли в голове витают, то ему праведником быть сам Бог велел. Не может же нормальный человек, в добром здравии и с нормально работающей головой, судьбу целой страны на свои плечи взвалить, но быть последним подлецом или шибко умным, коим был всего полгода назад?
«Наверное, точно, - дураки думают, - Все грехи он свои осознал и теперь будет только хорошим человеком!»
И давай они за умного директора всех агитировать. Какой он хороший всем рассказывать, на собраниях разных выступать. Лозунги кричать и листовки расклеивать:
«Наш Парниша самый Умный! Голосуй за Парнишу!» «Только Парниша нам даст хлеба, зрелищ, а главное, Работу!»
Дураки, чего с них взять?
Тот тоже везде ездит, сам себя всем в пример приводит:
- Вон я какой умный, - говорит, - уже три верхних образования имею. Ещё учусь, скоро юристом дипломированным стану» (правда как станет, никому не говорит). Я вон какой совхоз создал – всем на загляденье! (но молчит, что на чужие деньги)

_*_

В общем, Парниша губернатором стал. Стал губернаторствовать потихоньку. Строительство разное затеял, ну прям благодетель для народа. Хотя строит вроде для народа, а этому народу ну никак работы не даёт. Никакой и никогда. Фирма подрядчик, что деньги бюджетом выделенные осваивает, почему-то обязательно из таких мест, что не только доплюнуть до неё не сможешь, но и самолётам лететь через полмира надо. Ходит народ, на те стройки любуется, а заодно и диву даётся:
«Зачем сюда надо было югославов вести? И наши запросто эти кирпичи на себе так же таскать способны. А почему вон там турки строят? А вон там китайцы?»
Но и дураки же они все. Это до сего дня по всей Руси происходит – глянь вокруг себя! Набери своих, так они тебе не дадут столь хапнуть, сразу все об этом узнают. А югослав с турком и китайцем по-русски ни бэ - ни мэ. Да и русского, ежели хапнуть хочешь, надо тащить чёрт-те знает откуда - свой-то обязательно расскажет как, сколько и кому отстегнуть пришлось.
Но вот одного в этом грязном деле никак избежать нельзя. Подпись свою на оплату всё равно, как ни крути, ставить придётся. Хотя и тут выход тоже имеется. Надо просто все документы до одного подготовить, а потом сесть в самолёт и махнуть куда подальше.
А оттуда первому своему заму срочно позвонить, что за тебя на святом месте, которое пустым быть не должно, остался, и начальственным тоном приказать те бумаги срочно подписать. Правда при этом замов менять, как перчатки приходится, но это ничего. Да и, думается, что если всех замов того Умного Губера в одну кучу собрать, а их с десяток наберётся, ежели не полтора, то за все те подписи, что они сделали, на круг никак не меньше ста, а то и 150-и лет, даже по нашим либеральным законам, им зону топтать положено. По тем самым законам, впрочем, кои потом умный губернатор, обратившись в умного законотворца на свет белый рожал.
Но те дела стародавние, никому неинтересные. Да и срок давности по ним уже вышел. Хотя, вроде, как вчера было.

_*_

А наши дурачки всё живут в деревне, работают.
Дело летом, в июне. Как-то нарочный на машинке под вечер нарисовался и одному из дураков факс суёт:
«Прошу организовать приём трёх иностранно-подданых + я сам + переводчик. Желателен пансионат за городом. Оплата любые деньги. Срок проживания 12 суток. Цель приезда: ознакомление с регионом. Прилетаем завтра 9 утра местного. Старый дружбан.»
«Вот это задача! Вот это удружил старый дружбан! До города 100 вёрст. Из машин только УАЗы, благо один – вахтовка, а там иностранцы – поймут ли? 5 человек! Хороший автобус надо – у кого занять? Где, что, как, какого чёрта? Так не вовремя, как всегда! Конец всем планам! До прилёта гостей 14 часов!»
До городской квартиры долетел, там на телефон - друзей обзвонил, к полуночи, где будут жить, всё было решено: «Остальными проблемами будем заниматься по мере их возникновения!»

Пока ехали от аэропорта до пансионата, старый дружбан, шибко радый от того, что они с нашим дураком встретились, опосля почти десятка лет разлуки, обрисовывал ситуацию:
- А вот этот господин де Гир, он принц. Ну, может быть не принц, но всё равно член королевской семьи Нидерландов. Он владелец огромного холдинга, который строит голландские теплицы по всему миру. Им нужна только страховая сумма в 1 миллион зелёных, но не рублей. И они через Европейский Банк Реконструкции и Развития построят вам теплицу по последнему слову науки и техники. Шесть га закрытого грунта. Конфетка! – сам увидишь! Балансовой стоимости 12 миллионов долларов! И гарантируют, что через 5 лет она полностью окупится. У вас голландские помидоры сколько в магазине в баксах стоят?
- Бакса три - кг!
- Ну вот. А она окупается полностью, если отпускная цена помидоров будет 1 бакс. За пять лет! Понял? Выращивать можно всё, что угодно – помидоры, огурцы, цветы… Всё компьютеризировано. Всё! У них там оператор в Голландии сидит и у себя в мониторе видит, что у вас там и как. Все теплицы свои видит. И на Аляске, и во Флориде, и в Норвегии и в Африке. Даже в Австралии и Новой Зеландии. Какая температура, влажность, как идёт созревание. Ну, в общем, всё. Как только сбой какой, и у тебя звонок звенит и там - в Голландии. Так что система дуракоустойчивая – ошибки не будет никакой! Пять лет и ты миллионер! Они сами обучат весь персонал. Поставят всё до последнего горшка. Всё под ключ. Даже свои машины дают и рабочую форму сотрудников. Самим ничего создавать не надо, только работай.
- Охренеть! Это шутка такая?
- Какая шутка!? Им нужен только страховой взнос на счёте ЕБРР и гарантия местного губернатора! Всё! Стоить начнут хоть завтра! Через пять лет всё будет твоё! Не веришь мне - спросишь у него сам!
Двенадцать дней наши дураки посвятили гостям, став на этот срок гидами. Так и транспортируя их на УАЗе. Они несколько раз ездили на Байкал, были во всех церквях местной Епархии, посетили все памятные места и все музеи, но времени посмотреть всё так и не хватило. Гости по ходу подписали контракт на строительство теплицы с представителями властей соседнего региона, куда, впрочем, и собирались лететь, когда дружбан нашего дурака предложил более интересный вариант поездки. Договорившись предварительно, что соседний губернатор не возражает подписать договор именно здесь.
Побывали они на приёме и у нашего Умного Губера. Где всё было чинно и благородно. Тот был очень заинтересован таким предложением, благодарил за знакомство и визит, но пока обещал подумать. Оставив у себя кучу буклетов, где всё было расписано основательно, и имелась масса фотографий отражающих всё в наглядном виде.

А ведь стране России хотели помочь. Ой, как хотели! Все страны Европы. Сами изобретали и производили разные комплексы, цеха по переработке молочной и мясной продукции, модульные колбасные цеха, всевозможных пельменей, котлет… Упаковочное оборудование, холодильное. Те же теплицы... Предлагая суперсовременное оборудование в аренду с последующим, а, главное, гарантированным выкупом, либо совсем с небольшой наценкой…Из своего кармана готовы были профинансировать миллионные проекты…
Они намерены были сделать всё для нашей страны, но только правителям этого было не надо. Совсем не надо!

Назавтра гости улетали, и член королевской семьи Нидерландов устроил для всех в ресторане прощальный ужин. Где наш дурчок, задал ему, наконец, те самые вопросы, что мучили его с первого дня знакомства.
- А для чего Европе надо нас кормить?
Тот ответил вопросом на вопрос:
- А зачем Европе нужен голодный, и до зубов вооруженный сосед? Который в 45-ом мог бы дойти до Голландии, если бы Рузвельт с Черчиллем Сталина не сдержали. Сытый богатый сосед не пойдёт грабить других!
- А какой смысл отдавать практически задаром новейшую технологию другому государству?
- А пока вы всё до конца в этой технологии отработаете, пройдёт 8-10 лет и за это время она уже будет не новой, а старой. Мы придумаем уже что-либо другое! Прогресс на месте не стоит.
- А почему вы так упорно и на таких сверх льготных условиях насаждаете нам эту технологию?
- А потому, что мы вам предлагаем выращивать качественный безвредный продукт. Но если у нас этого не получится, то завтра вас китайцы завалят такой дрянью, какую есть нормальному человеку просто нельзя!
Господин К.Х.М. де Гиер, Генеральный директор компании BULNETH B.V. оказался совершенно прав.

(Царствие Ваше небесное! Вы искренне желали помочь стране России. Простите нас за всё! Прежде всего за то, что Вы сделали ставку на эту страну, но её правителям не нужны до сего дня ни качественная продукция, ни Ваши суперсовременные теплицы. Что и привело фирму, основанную ещё Вашим дедом в 1920-м году и успешно проработавшую 91 год, к полному банкротству.)

Не дождавшись от умного губернатора ответа, наши дурачки ввалились в его огромный кабинет:
- Миллион нашел?
- Запросто!
- Ну и что? Через пять лет мы все миллионеры?
- Через два года. Зачем нам ждать пять лет?
- Как это?- у пришедших глаза из орбит.
- А у меня к вам встречное предложение. Я даю вам миллион долларов. Вы строите спиртзавод, скупаем всё зерно у производителей и… через год мы все миллионеры. А на теплицу денег не дам. Думайте.
- Ты где, мать твою так, живёшь, Парниша губернатор? С царями всея Руси общающийся! На Марсе? Глянь вокруг себя! Ваши с ельциным-путиным подданные мало пьют? Ты ещё и нам предлагаешь их больше спаивать? Уволь! И пошел-ка ты…
Ох! Как хотелось им тогда плюнуть в том кабинете, ещё и на тот портрет, что стоял в рамочке, на столе. Но, «Уважайте труд уборщиц…!»

_*_

А желание сделать что-то большое, всё никак не покидает наших дурачков. Вновь им очередная идея в голову пришла, рекой из жизни вытекающая. Все, кто из производителей пшеницы ещё был жив, таскают её молоть чёрт-те куда или вынуждены отдавать за куда меньшие деньги, чем имели бы, будь у них своя мельница. Но не маленькая какая-нибудь, а большая, хорошей производительности. Чтобы могла работать на потребу всех хозяйств ближайших районов.
Мозги напрягать эти два дурака умели, информацией пользоваться тоже и скоро родился бизнес-план: «Создаём отдельную контору. Акционеры: Мозги наши – нам 1/3, Деньги Губеровские – его зятю 1/3, Всё сделает д.Миша, который и будет у нас директором – ему 1/3. Больше нам никто не нужен. Оборудование берём - там, машины - там, расходные – там. Весь комплекс установим у дядя Миши на ХПП. Стоимость проекта – max 500 млн.руб. Хотя должны вложиться в 350 млн.»
Идея была хороша тем, что являлась жизненно необходимой для самого губернатора. Скоро эта бумага лежала у него на столе. Но, как всегда, молчок.
Примерно через три месяца слух прошел, что Умный Губер создал фонд поддержки малого бизнеса и аж целый миллиард рублей на эту поддержку выделяет. Удивились этому наши дураки, очень удивились. Поскольку теперь уже точно знали, что этот Умный никогда ничего просто так не делает. И никому, ничего и никогда не даст! Приехали туда, где тот Губер заседает, но не к нему – он им теперь по фиг стал, а в маленький такой кабинетик на первом этаже, где сидевший в нём человек всё про всех знал и ничего от его глаз не ускользало.
- Да!- тот говорит, - Создали такой фонд. Вон Вася в соседнем кабинете заявки собирает.
Они сразу к Васе:
- Привет! Говори!.
- Бизнес-планы собираем. Потом комиссию создадим и лучшие идеи профинансируем.
- Тогда давай глянем на бизнес-планы.
- Не дам! Это информация конфиденциальная – вдруг какую идею слямзите?
- Не парь нам мозги, Вася! Чтобы ты тут на этом месте сидел, мы налоги платим. Так что ты нам по гроб жизни обязан! Гони бизнес-планы сюда!
Ну, что с этими наглыми дураками делать? Пришлось давать со словами:
- Вы тоже что придумайте. Авось деньги дадим.
Но дураки над теми словами только смеются.
И чего только в тех планах не было! Кто-то тапочки войлочные с оборочками хотел шить. Кто-то электрогитары ваять. Кто-то решил бондарское дело возродить – бочки-кадушки мастерить, чтоб рассол квашенной капусты у спивающегося от безработицы населения с похмелья вкуснее был…
Но дельные планы тоже встречались – породистых бычков с тёлками закупить, чтоб местное поголовье скота улучшить, к примеру.
Недели через две конкурс прошел. Комиссия большинством голосов решила все деньги отдать на проект по возведению так необходимой всем хозяйствам мельницы. Бизнес-план предоставлен группой лиц, так уж болеющих за состояние дел в нашем сельском хозяйстве, что помереть от этого готовы. Для чего и создали ООО.
Но, тут уже наших дураков смех с ног свалил. И неудержимое желание появилось на список тех болеющих лиц глянуть. Болезных 12, зять Умного Губера и дядя Миша присутствуют – без них никуда. Все остальные – вся без исключения верхушка данного Субъекта Федерации. Вся! Кто-то не постеснялся сам болеть, а кто заместо себя брата-свата подсунул.
Не оставалось ничего, как дядю Мишу посетить. Более толкового руководителя-организатора в жизни видеть не приходилось. Он мог бы ракету в космос запустить, если бы пред ним такая задача стояла. Но тот совхоз, который он когда-то по советским временам настоящим миллионером сделал, Умные Губеры с ельциными уже по миру пустили. Без директорского участия, правда. Но на должностях его всё держат, поскольку в основном шибко умные кругом, а работать, как надо, не умеют.
Этот директор с большой буквы Д, сразу всё перед нашими дураками выложил – где, кто, что, зачем? Друзья почти, друг друга с полуслова понимали…
Пробежались они глазами по смете дел и оборудования – всё как и предполагалось - 500 лимонов. Хотя должно быть 350. 150 лимов кто-то себе уже слямзил!
- А остальные деньги где? Немалые, всё-таки - 500 миллионов!
- А хрен его знает где? Сам не пойму. У меня только техническая часть проекта, чтоб всё заработало. А финансами другие болезные занимаются. Но, говорят, что кто-то из-за границы должен приехать, нас на этом оборудовании работать учить.
- Кого? Тебя учить? Ты сам любого научишь! У кого-то с головой не в порядке? А причём здесь заграница, если всё оборудование отечественное?
- Ну, не знаю. В этом ООО у меня голос маленький.
- Понятно. Как узнать? Есть идея! В банк! Деньги шли через них!
Там даже вопросов не пришлось задавать – управляющие сами всё выложили, послав всю конфиденциальность на три большие буквы. У них тоже от этой наглости властей уже челюсти сводило.
- Пятьсот миллионов были конвертируемы и ушли на Сейшельские (может другие) острова. Вот по этому договору. За установку оборудования на нашем ХПП.
- Так дядя Миша уже сам всё установил!
- Так мы только с виду дуры, а так всё понимаем. Вот хозяин той зарубежной фирмы нам свою визитку подарил. Возьмите.
Глянув на визитку, где стояла еврейская фамилия на разных языках, у одного из дураков начались спазмы от хохота. Дурак же!

- Ты вот этого человека знаешь? - визитку в руки некогда куратора группы Умного Губера.
- Да ты что? Забыл разве? Он же в совхозе у Парниши все цеха по переработке возводил!
- Извини, брат. Просто память твою хотел проверить.

_*_

Начало лета на дворе. Один дурак поле под пары на гусеничном тракторе пашет, а другой чего-то там с другим трактором возится. Тут «Круезёр» в ворота, губернаторский:
«Да на хрен бы ты тут нам нужен был? Тебя ещё здесь не хватало!»
За рулём Сам. Выходит. Весь в белом, словно в этом улусе Рио-де-Жанейро какое с кучей обезьян. А радостный такой – не передать.
- Здорово!
- Привет! Чего заявился?
- Ты один? Где второй дурак?
- Не видишь, что ли? Вон – поле пашет!
- Поехали к нему!
- Зачем?
- Поехали, - заинтриговал гад.
- Ну, тогда дай хоть руки помыть. Не видишь, я в грязном?
Пока руки мылись, всё сидение в новом японском внедорожнике газетам укрылось. Доехать до пахаря дело нескольких минут. Увидев машину, тот подвернул к ней и выскочил на поле, заглушив предварительно технику. Тут же образовалась тишина со щебетом жаворонков над полем и других пичужек в близком лесу.
- Ну, чего припёрся? Говори!
- Мужики! Я только что из Африки! На сафари слетал! 14 особей 11-ти видов! Смотрите!
А сам из кармана целую пачку фотографий тому дураку, что с ним подъехал, суёт. Пахарю даже руки протягивать не стал – сам весь чистенький блестит, а тот весь с ног до головы в пыли. Аж серый от неё. Все волосы седые ею забиты, борода. А лицо как у африканца, лишь один нос торчит – большой любитель с открытой дверью по полю кататься. Хотя настоящий, а не поддельный кандидат наук, защитившийся ещё в те времена, когда это было сделать совсем непросто.
Листают наши дураки фотографии, где Губер Умный то с бегемотом им убиенным в обнимку лежит, то с антилопами разными гну, а вот здесь с леопардом. Ухмыляются фермеры, фотографии те рассматривая, а владелец их прямо от счастья сияет. Посмотрели дурачки все фото, собрал их пахарь пачкой, протягивает Умному и со смешком, спокойно так говорит:
- Н-да-а, Парниша! Не мы такие – жизнь такая! А еврей-то был тво-о-ой!
Они видели это. Те два дурака. Вмиг сердце Губера кровь гнать перестало и цвет лица слился со цветом его костюма. Начав отдавать синевой. Но тут же. Тут же! Вспыхнуло огнём как тот красный галстук, что он когда-то на себя повязывал, клятву быть честным, давая.
Но он выдержал этот удар – инфаркта не случилось. Отказавшись от чая, уехал от этих дураков и больше никогда к ним не приезжал. Никогда больше.
Правда, всегда был приветлив, если они где-то сталкивались. Всегда шутил, шутили и посмеивались над ним дураки. А может над собой?

_*_

Потом все сроки вышли и он перестал быть губернатором. Избрал себя законотворцем в госдумку. От партии Самых Умных и Порядочных людей. Едрит твою мать! Дети за границей. Недвижимость там уже есть. Чуть-чего: «Всем гуд бай!» Небось и гражданином уже подпольным того государства стал.
Но поработает ещё в России. Обязательно поработает, раз главный той партии, что уже всё украла, а другим людям ничего путного сделать не дала, вновь страной править намеривается.
Поработает. Теперь, наверное, министром будет или замминистра, как минимум. Ведь у него же пять высших образований теперь. С корочкой кандидата науки. О которой он лишь понаслышке знает.
Как в том анекдоте старом, что даже экранизировали как-то:
- Зачем вам кандидатскую степень покупать? Может сразу докторскую?
- Нэ-эт, дарагой! Доктарскую нэ надо! У нас в Кутыаыси, где я дырэктором бани работаю, сыльно умных нэ любят!

А сейчас, когда оглядываются те два дурака вокруг себя и смотрят, как тот бывший Умный Губер в телеящике рядом с президентом страны восседает, им почему-то всегда кажется, что это братья. Кровные. Даже близнецы. Что у них совершенно одно лицо. Что тот Губер и есть президент страны России, как он этого когда-то хотел. Что достиг он тех вершин.
Впрочем, ничего нельзя сказать о пока ещё действующем президенте, но у того, который вновь к власти всеми путями рвётся, тоже диссертация имеется. Экономиста.
Правда, люди почему-то говорят, что плагиат бессовестный. Но наш народ, как известно, ко всему привычен. К обману тем более. Поскольку тот на каждом шагу. Так что и не знаешь даже, чему верить, а чему и нет.

* * *

А те два дурака фермера где? Так они же умерли уже. В одночасье.
Нет-нет, брат, – не бойся! Сами-то живут. Скорее, существуют на этом белом свете. Как фермеры они умерли. Один там колупается по-тихому, кое-как - жалко бросить нажитое. Да и детей с внуками теперь из городской квартиры выгонять же не станешь? И стеснять их неохота. Второй так себе – болтается как оно самое в проруби. Без денег, без ничего. Дурак же. Чего с него взять?
Они бы, может быть, не умерли ещё долго, наверное, но катаклизм случился. Налетела саранча, расплодившаяся в огромной массе на брошенных по всей округе полях, (как это по всей России случилось), и все их посевы, всходы замечательные за один день съела. Кинулись фермеры в своё управление хозяйства сельского, где чиновники вроде на страже труженика земли стоять обязаны: «Помогите! - кричат, - Катаклизма случилась!» Те приехали, всё проверили. Акты написали: «Да! Всё съела саранча!» Акты те подписали, сами расписались. Печатьки разные поставили. Собрали все те акты вместе с другими и в самую столицу отправили. Но там ведь ещё более чем где либо, Умных сидит. С министром Гордеевым во главе. «Хорошо! – они говорят, - Даже замечательно! Что у вас те кракозяблы всё счавкали! Вот тут мы вам денюшки как-то давали, а вы их нам не вернули. Так будем считать, что вы нам больше ничего не должны! Мы вас освобождаем от вашего долга!»
Узнав про такое, взревели наши дураки благим матом:
- Но мы вам ни одной копейки не должны! Мы, лично, у вас ни хрена не брали! А когда брали, то рассчитались с вами до последней копейки! Гоните нам нашу долю! Или выбивайте её из министерства! Какого хрена вы здесь сидите?
- Мне куда проще вас у бандитов заказать, чтобы вас вообще на свете не было – дешевле обойдётся! Чем я буду для вас тут деньги какие-то выбивать! - совершенно не стесняясь, прямо у себя в кабинете, правда без свидетелей, главный чиновник того ведомства дуракам нашим объявил. И агрономшу потом уволил, что те акты подписала. Царствие её небесное уже!
Зам, кстати, Умного Губера. И один из 12-ти друзей того самого ОООушена. Правда, ничего они на той мельнице не заработали. Как только дядя Миша узнал всю подноготную относительно тех дел, по сути безобразных, то сделал всё, чтобы никто из болезных не получил ни копейки.

Спасибо тебе, Михал Борисыч! За порядочность твою. Жив ли? Сердце ведь ещё тогда посадил. И спасибо за то, что зерно дураков почти за спасибо молол – полной платы брать стеснялся.

* * *

Нынче время такое наступило, с технологиями новыми, когда все знакомые вдруг друг друга нашли. И все друзья, что когда-то свалили за рубеж, подальше от этой подлости, наглости, маразма и лжи, дуракам нашим письма из-за границы шлют. Фотографии выкладывают, даже видео иногда, да и скайп нынче в моде. Рассказывая всё о себе и бывших знакомых.
Но вот, что удивительно! Все, кто были подловатыми людьми и здесь, там никто из них не прижился. Никто! Ни один! Хотя считали, что уж там они сейчас развернутся!
Но умные, порядочные, талантливые здравствуют и богатеют.
«…если ли бы вы с вашим энтузиазмом и напористостью тогда приехали сюда, вы бы здесь жили куда лучше всех местных. Мы здесь не видим таких людей. Их просто нет в наличии. И даже мы бы с вами рядом не стояли!»
Это цитата, кстати, из письма бывших наших соотечественников. За 15 лет, ставших на Западе миллионерами. Начав свой бизнес от полного нуля и от своих собственных мозгов.
А ещё, думается, всё то, что с нашими дурачками произошло, во всех без исключения местах по всей России происходило.
Или у Вас было всё по-другому?
Да!?
Ну, тогда Вы живёте совсем в другой стране…



Не надоело? : «Вроде мелочи»