Закон тайги



Комментарии к фильму Счастливые люди

Эти комментарии писались для иностранца, который знает и Россию и нашу охоту. Надеюсь, что Вам будет тоже интересно их почитать.
На сайте размещаю лишь часть комментариев, дабы не загружать читателя ненужной для него информацией.


Комментарии к документальному фильму «Счастливые люди».


Национальная премия «Лавровая ветвь» в области неигрового кино за 2008 год в номинации «Лучший сериал года», но так и не показанный, ни по одному из центральных каналов России, для которых снимался.


Но фильм был закуплен за рубежом и переделан в 90 минутную версию. Получил название «Счастливые люди: Год в тайге» (Happy People: A Year in the Taiga, 2010) Вышел на экраны в марте 2011 года.
В данную версию фильма совершенно не вошла жизнь бахтинцев в деревне и была изменена музыка.
Но, по отзывам, фильм произвёл большое впечатление на западного зрителя.


Прежде всего, надо сказать следующее.
Фильм был снят благодаря инициативе Михаила Тарковского, одного из героев этого сериала. Михаил, племянник известного режиссёра Андрея Тарковского, и внук поэта Арсения Тарковского. Сам замечательный, очень тонкий писатель и поэт. Давно живёт, как Вы уже поняли, в деревне Бахта на Енисее, уехав туда из Москвы.
Фильм снимался целый год и в него вошла лишь часть отснятого материала (25-30%)
К сожалению, москвичи не допустили Тарковского к обработке отснятого материала и создания на его основе фильма. Чем Михаила порядком обидели. Потому в фильме немало неточностей, иногда иная трактовка показанного, как бы это трактовал сибиряк. Есть откровенные «ляпы» (ошибки, вызывающие как минимум улыбку). Всё из-за того, что фильм делали люди далёкие от этой жизни.
Более чем уверен, если бы фильм монтировал Тарковский, в него явно вошел бы несколько иной материал из отснятого. Да и сам фильм был бы куда более жестким.
Но всё равно фильм просто замечательный. Его с удовольствием смотрят не только охотники и рыбаки, но и люди далёкие от этих увлечений.

 


Рыбинспекция.

У нас есть сатирик по фамилии Жванецкий. Он когда-то придумал фразу: «Что охраняю, то и имею!» Что очень точно к нашей теперешней инспекции относится.
Думаю, она по всей Сибири в основном именно такая и есть. Скоро начнётся нерестовый период, и поедут по всем рекам инспекторы рыбоохраны с друзьями милиционерами хапать рыбу ровно в том количестве, насколько им совесть позволяет.
Вернее даже не так, а насколько у них тары хватит, а попадётся зверь, то и он не уйдёт. Простой мужик в это время у нас из дому даже не суётся. А реки гудят моторами и там только милиция, инспекция, прокуратура, местная администрация, бывают и из верхов (как у нас говорят: «Свои люди!»). И все ловят так, что лодки на глиссирование выйти не могут. Если кто из простых мужиков вдруг попадётся, то рыбу отбирают и берут себе. Кого-то, конечно, обязательно оштрафуют. Килограмм пять лишь сдадут для овода глаз и всё. Вот это называется РЕЙД НА ОХРАНУ РЫБНЫХ РЕСУРСОВ В НЕРЕСТОВЫЙ ПЕРИОД.
Так у нас в России сегодня охраняют природу. И всем на всё наплевать, особенно властям. Как понимаете.
Правда, сказать надо, что если инспектор местный (живёт тут же), а не пришлый, то он всё же, как правило, мужик не нахальный и справедливый (жизнь заставляет), а то могут и кончить.
Люди всю свою жизнь жили с реки, а теперь вроде и запрета на рыбалку официального нет, но и разрешений не дают. И рыбаки в подвешенном состоянии. Как один из героев фильма говорит: «Всегда ловил рыбу и всегда ловить её буду!» Потому, что это его жизнь, и другой жизни ему власти предоставить не желают, а сделать что-то самому, нет никакой возможности. Но вот запретить что-то, это нашу власть «хлебом не корми», как у нас говорят.
На мой взгляд, часто запрещают как раз то, что запрещать совсем не надо. Ведь какого-либо обследования тех же рыбных ресурсов и зверя в лесу уже никто не проводил более 30-и лет. Людей в отдаленных районах заметно поубавилось (кое-где на порядок). От того рыбы и зверя в некоторых местах стало больше, а где пресс большой, естественно меньше.
Я считаю, что надо наоборот всем желающим продавать право на рыбалку и на отстрел зверей (поскольку всё равно люди и рыбачат, как всегда рыбачили, так и зверей стреляют – оленей, лосей). А на эти деньги организовывать охрану. Ведь очень важно для людей чувствовать себя не ворами, а честными людьми. Потому мужик в фильме и говорит скептически: «Воровать ездим!», добавляя, - «И будем ездить!»
Живём в какой-то поголовной лжи. Каждый знает и понимает, что происходит, а что-либо изменить нельзя. Такое впечатление часто, что все наши законодатели и власти живут совершенно в ином измерении. Или в другой стране, которая совсем не Россия.
Думаю, вам сложно представить, как это можно жить, когда видишь, что нет логики в жизни и что всё превращается в театр абсурда.
Моему отцу девятый десяток, они с другом (таким же дедом) с реки не слазят, выставляя рядом с посёлком на ночь несколько сетей, если река позволяет (если вода не прибывает, хлама нет, и т.п. Иногда целый месяц нельзя сети ставить – река дурит). Для себя на еду разделят, а больше попадёт, так они на бензин обменяют.
А иногда, если куда подальше ехать захочешь и побольше поймать, чтобы бензин оправдать, идёшь к рыбинспектору, он тебе выписывает штраф на 1000руб, но чуть передним числом, чтобы если кто чужой тебя словит, то ты вроде уже подвергся проверке и штрафу, а по закону наказывать два раза нельзя.
Вот такой противозаконный выход нашли. И инспектору хорошо – он только успевает протоколы писать и рыбаку. Если инспектору кто не доложился или он много прихватил, то на 3-5тыщ (но не больше), запросто может наказать.
Надо сказать, инспектор и сам себя чувствует не лучшим образом, когда этим делом занимается, но он же знает, что рыбачить всё равно будут, а разрешения (путёвки, лицензии) на право лова, как раньше было, ему не выдают.
Все возмущаются, конечно, но что поделаешь, если в наших верхах безголовые одни сидят. Отец у меня всё сетует, что всю «жисть стремился честно жить, а нонче браконьером стал».
А теперь внимательно посмотрите сюда:

 

Видите, какая грязь из притока бежит? Речка была как слеза ребёнка, а теперь по берегам идти невозможно – слой глины на камнях лежит. Вода на просвет 50-70 мм. Напрочь реку сгубили. И никому дела нет! Поскольку эта грязь течёт от золотодобытчиков не нашей области, а из Бурятии.
Вот каково видеть это местным, которых штрафуют за мелочёвку, а тут целую рыбную реку загубили. Разве сопоставим ущерб?
А по речке, на которой охотился, такого безобразия нет, но есть другое. Там с рыбалкой полный беспредел, творимый пришлыми строителями «путинской трубы ВСТО», сплошные сплавные сети, электроудочники сволочи постоянно шастают, лупят всё, что шевелится и никакой инспекции в принципе нет. Поскольку добираться до туда надо от нас лодкой за 300-400 вёрст – бензина не напасёшься.
Раньше там были хозяева – промысловики, при них шалить никто не смел, а теперь из-за цен на пушнину они охоту бросили. Сейчас их отстроенные в тайге базы грабят и жгут, за дровами в тайгу даже не ходят, а распиливают бани на дрова.
Если ещё несколько лет назад я на спиннинг без особого напряга мог там за один день поймать бочку ленка (бывало таймень-два попадётся), то прошлой осенью на два спиннинга за 8 дней поймали с другом лишь 14 рыб. Из них по старицам 8 щук. И всё!

Ещё могу сказать про Байкал. Лет 18-8 назад, пару раз за лето всегда ездил порыбачить на спиннинг в заливе Мухор, что на Малом море на Байкале. Рыбалка вполне приличной была – утром выехал - 9-11 рыб и вечером столько же. Щуки и окунь. Иногда добрая «кобыла» (как в фильме) въедет, а теперь ужас что творится. На рыбака со спиннингом или удочкой как на дурака все смотрят. Все берега завалены, а все заливы заставлены китайскими сетями отдыхающих. Никто без сетей сейчас отдыхать не ездит. А инспекции вроде нет совсем. И ей наплевать, что такое творится.
Нынче друг детства со своими приятелями пять дней пытались у острова Ольхон хариуса поймать. Объездили на лодке весь берег со стороны Большого моря и не видели ни одной поклёвки! Для меня это просто фантастика. Там хариуса было ещё совсем недавно очень большое количество - море кипело от всплесков, если рыба начинала кормиться. Когда ветер с берега нёс с собой насекомых.
«Кругом одна нерпа!» - сказал друг. Значит завтра повторится на Байкале то, что было в конце 80-х. Поголовный падёж нерпы из-за её перенаселения. Ведь пресса охоты на неё сейчас нет никакого – вот и результат налицо. Сегодня больше нет хариуса – завтра не будет того зверя, кто эту рыбу съел. Думаю, как биолог, Вы понимаете, что это обязательно случится.
Вот такое у нас теперь природопользование. Порождённое верховной властью. Которая сама всё знает, но даже науку слушать не хочет. Хотя, этой науки в России больше не осталось.

Добавлю про самоловы. Почему-то все, кто смотрел фильм, не заметили, что на Енисее к ним вернулись вынужденно и только из-за того, что запретили ловить осетровых сетями. Эти рыбаки (не все, конечно) скорее всего ловили бы их в сети, если бы запрета не было. Кому хочется себя подлецом (последним человеком) чувствовать? Особенно перед своими односельчанами. А их законом такими сделали. В тот самый момент, когда совести в таких маленьких посёлках было всегда куда больше, чем в городах.


Охота.
Совершенно очевидно, что Соловьёв, Тарковский, Блюме и другие промысловики с точки зрения нашего законодательства, хоть и промысловики, но по большей части браконьеры. Объясню почему.
Диктор в фильме говорит, что они арендаторы своих участков. Но это, думается мне, неверно, если подойти строго к этому определению. Они скорее всего являются субарендаторами, а арендатор угодий бывший Промхоз – теперь личная фирма бывшего его директора, как правило. Эта фирма-охотпользователь арендует землю у государства, платит последнему копейку за эту аренду, в штате имеет лишь одно руководство. Без единого работника-охотника, за которых надо делать отчисления в тот же пенсионный фонд, платить им минималку и т.п., да и нести ответственность за них надо, поскольку охотник - промысловик одна из самых опасных профессий.
Так что все охотники в этой фирме есть арендаторы-договорники, и по сути бесправные. К примеру, захочет завтра фирма не заключать с Тарковским договор на добычу соболя и не станет заключать. Наступит у Тарковского через три года пенсионный возраст, а ему на нормальную пенсию рассчитывать не приходится – он может надеяться лишь на законный минимум. Поскольку он же договорник, отчисления за него охотпользователь если и делал, то только после сдачи пушнины и всего тот мизера, который…
И вот тут подходим к главному.
Уезжают промысловики славного села Бахта 15-20 сентября на промысел, имея в кармане не больше чем пять лицензий на соболя (а то и одну – такова практика) имея «план на отлов» (разрешенное количество к отлову) на своём участке штук 25-30 соболей.
Для каждого из них, чем меньше этот план, тем лучше – тем больше он потом заработает. А фактически каждый показанный нам промысловик добывает ровно то количество зверьков за сезон, сколько сможет добыть (80-150 шт.). Что, как Вы понимаете, в 3-5 раз больше, чем ему разрешено было поймать. Но у них душа по этому поводу не болит, поскольку сезон сезону рознь и популяция соболя приличная – всех переловить просто невозможно. Поскольку в капканы лезут лишь сеголетки и пришлые, а охота с собаками, которые метут всё подряд, продолжается 2-3 недели. Потом выпадает снег и собаки встают – бежать по глубокому снегу не могут.
И ещё сезон сезону – рознь. У нас, например, в один год мужики добывают соболя хорошо в одном конце района, в другой год - в другом. Иногда вообще пустым можно выйти, а иногда этот соболь прёт откуда-то ходом и в каждую ловушку лезет. Видимо именно в такие сезоны с собакой берут по 5шт. в день на берегу ещё не ставшей реки. Когда соболям дальше хода нет.
Хотя мне самому пришлось добыть лишь один раз в жизни 4-х. в день и отец больше не добывал. Но мы по берегам не ходили – обрабатывали массивы. Есть «бегучие» дни для соболей, когда 2-3 возьмёшь, а есть дни, когда они не бегают. Иногда пару соберёшь в ночи, если затемнял (фонарь всегда с собой).

Сдавая в Промхоз «плановых» соболей, каждый охотник старается сдать далеко не самых лучших и ровно в том количестве, сколько этот план есть (поскольку больше он права ловить не имел – за большее количество, сданное официально, и наказать могут).
По наблюдениям многих, купец-охотпользователь (бывший промхоз) больше чем 1\3 от средней цены соболя на последнем аукционе простому охотнику не платит. Одна треть - не больше и не меньше! Скорее всего это торговый сговор, поскольку купцов, работающих в России на пушнине, по пальцам можно пересчитать.
Ни один раз пробовал и с отцом спорил - всё сам подсчитаю, приду сдавать и умиляюсь. Охотовед-приёмщик всем мужикам с умным видом выпишет реестр, в котором вроде и разные цены на шкурки стоят, а когда все их суммируешь и разделишь на количество, цена одной шкурки на круг у всех охотников будет разниться на 20-30 рублей, что будет соответствовать как раз той самой трети. А наши мужики до сих пор с такой психологией живут, что не верят, как их так нагло обманывают.
Купец со стороны в том же Красноярске заплатит за массу остальных (сверхплановых, а значит браконьерских) 1\2 от цены аукциона, совершенно не спрашивая у клиента, где он их взял. Так что диктор не зря говорит, что в Красноярске можно сдать пушнину дороже, и для охотника эта разница существенна.
Но давайте не будем забывать, что любой из этих купцов просто принял пушнину у Соловьёва или Тарковского и сам выставил её на аукцион, ни в чём больше себя не утруждая.
А теперь давайте прикинем, какие накладные у промысловиков, на обустройство участка, содержание собак, покупку снегохода, лодочных моторов, бензина, продуктов и т.п. По моим прикидкам охотник «чистыми» за своего соболя кладёт себе в карман не более чем 15% от его стоимости на аукционе (может и того не кладёт), а любой купец не меньше 50% и практически никаких затрат!
У нас в прошлом году мужики полетели в город со своей пушниной, а её у них в аэропорту нашли, конфисковали и ещё штраф выписали. Более чем уверен, что и с бахтинцами такое запросто может случиться.
А нынче вдруг соболей у нас начали принимать за бешенную цену (3000-3500 руб на круг). Когда мне сказали, я очень удивился. Даже знающего человека об этом спросил. И он меня просветил в том, на что я внимания как-то раньше не обращал и мне ещё грустнее стало.
Всегда всех соболей делили и делят на кряжи (баргузинский, енисейский, камчатский, амурский, якутский), они и на аукционе до сих пор так выставляются, но, оказывается, баргузинских нынче добывают аж 90%! от всех выставляемых на аукцион соболей (хоть их ареал чуть ли не самый маленький). А остальных же всего 10%! Но если сравнить аукционы советских времён, когда всё было без обмана, то количество баргузинских, как раз и было в пределах 12%, от всех остальных.
«Баргузу»-же с Енисеем, якутом и амуром не сравнить. Баргузинские и по цене от них существенно разнится. Цена их в топ-лотах доходит до $1600-3300 за шкурку, а у того, кто добыл этого соболя, её купили максимум за $80
Из этого можно сделать вывод, что в этом году, покупая наших соболей по стоимости средней шкурки $115, что как раз соответствует средней цене за шкурку на аукционе, купец рассчитывает её продать как минимум в 2 раза дороже! Но ведь это означает, что и раньше такая цена была?! То есть охотник всегда и 10% от её стоимости на аукционе не имел? Если его накладные отбросить.
Передо мной один купец со стороны, как-то раз (видимо случайно) похвастался, что стоимость выставляемых им соболей на аукционе никогда не падала ниже $240 за шкурку, а принимает он их максимум за $80
Вот в такой стране «равных возможностей» и откровенного обмана мы живём.
Такого положения дел не было даже в далёкие царские времена. Тогда купец тоже охотнику платил одну треть, как и сейчас, но всё обеспечение брал на себя (оружие, припасы, снаряжение, даже обувь с портянками предоставлял, и холсты на одежду выдавал с нитками и иголками, чтобы мужик мог всё себе сам сшить ).

Когда начали показывать бахтинское кладбище, всё ждал, когда скажут, сколько народу у них тайга с рекой отнимают. Но постеснялись, видимо, москвичи цифру обнародовать.
А у нас только в этом году из тайги не вышло трое. Двое при заезде на участок по осени в пороге нырнули и не вынырнули, а один пошел к себе через перевал после Нового года и сгинул бесследно. В прошлом году бывшего районного охотоведа похоронили – въехал на «Буране» (снегоходе) в наледь, когда из тайги выезжал. Пока возился - промёрз, простыл – пневмония, перешедшая в рак – и готов (50 лет).
У одного из, в прошлом году в пороге нырнувших, отец (52 года) точно так же как и охотовед три года назад, простыл, заболел – тоже закопали. А теперь и сына единственного нет. Мать его нынче встретил, а она умом тронулась – всё ждёт, что Ванька из тайги выйдет.
В прошлом году видел у нашей милиции штук шесть наклеенных листовок «найти человека» с физиономиями промысловиков, не вышедших за последние годы из тайги.

Стоит сказать ещё о том, что и сохатых, медведей и оленей мужик у нас (да и по всей Сибири), добывает без всяких лицензий, либо рассматривает лицензию не как право на отстрел одного зверя, а как право на охоту на этого зверя.
К примеру, по тем цифрам, что у нас фигурируют в официальных государственных отчётах, тех же лосей, к примеру, добывается в десять раз! меньше, чем в Швеции. Разве такое может быть?! Но есть. А площадь Швеции в 38 раз меньше площади России.
Промысловик лицензию купит только в том случае, если ему навяжут её. Как правило, они не выкупленные пропадают в том же промхозе.
К сожалению, всё то, что творится с нашей охотой, знает любой, кто с ней имеет дело, но все почему-то считают, что так оно должно и быть.
И от чего так? Не знаю. Ментальность, наверное.

Кулёмка как гуманная ловушка.

В фильме об этом говорит Геннадий Соловьёв. Но, к сожалению, он не прав.
Депутаты нашей Госдумы два года назад ратифицировали СОГЛАШЕНИЕ О МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТАХ НА ГУМАННЫЙ ОТЛОВ ДИКИХ ЖИВОТНЫХ МЕЖДУ ЕВРОПЕЙСКИМ СООБЩЕСТВОМ, КАНАДОЙ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ
По которому, при попадании соболя в ловушку, ему отводится лишь 180 секунд жизни (изначально стояло вообще 60 секунд). А ни одна ловушка, кроме проходного капкана типа Канибер, что у вас в Германии в магазинах единственным продают, такой гарантии не даёт.
Как понимаете, каждую кулёмку не сертифицируешь и если тот же Тарковский или Соловьёв через пять лет ещё будут ловить соболя этими кулёмками, то они есть браконьеры, если строго подойти к этому вопросу. И любого из них в любой момент можно наказать, если найдётся какой-нибудь блюститель буквы закона, что захочет это сделать. Как Вы, надеюсь, понимаете, это крючок, на который любого промысловика можно сегодня поймать.
У каждого охотника на участке стоит ТЫСЯЧА ловушек, о чём Соловьёв говорит, значит, их надо все заменить на Каниберы, чтобы можно было охотится, согласно нашего закона дальше. И согласно того СОГЛАШЕНИЯ, что я привел выше.
Капкан же будет стоить 200-250 руб. – Итого получается 230 тысяч рублей для каждого охотника. В среднем - стоимость хорошего снегохода.
Вопрос: Будут промысловики эти капканы покупать? Ответ: Не будут никогда!
И кто они будут? Браконьеры, с большой буквы Б. Заведомые и подставленные, нашей Госдумой и правителями.
Кстати, при обсуждении вопроса о капканах в Госдуме, предложение о замене ногозахватывающих капканов на гуманные за счёт бюджета прозвучало, но наши «слуги народа» это предложение отклонили. Посчитали, что народ у нас и так богатый.
Чуть отвлекусь.
Почему-то сразу тогда вспомнил, как у вас в Европе все долго обсуждали проблему некачественных имплантатов женской груди, которые вызывают рак. И порешили все потенциально опасные имплантаты заменить за государственный счёт, а фирму, что их вставляла, наказать по полной программе...
Но Россия никогда, видимо, цивилизованной не станет.

Медведи.
Сосуществование на одном участке зависит лишь от характера лохматого хозяина местной тайги и характера охотника. Иной промысловик изводит их на нет, но таких лично встречал мало, чаще сосуществование нормальное, если не заводится какой либо откровенный лохматый шкодник, который как привяжется к одному (как правило) зимовью или путику, так и от него годами отстать не может. Всё свернёт, выкинет, порушит. От такого спасает только петля на него. Не гуманный способ, но надёжный. И ничего не поделаешь.
Те, кто к ним относятся нормально, летом медведя не бьют, а вот по осени завалить, вроде сам бог велел. Иногда собака берлогу найдёт, а терять время на него не хочется. Но все по-разному. Где они на участке ложатся, как правило, охотники знают и если надо, всегда его с собаками найдут, но иногда ляжет совсем в непотребном месте.

Как живёт остальной народ в Бахте.
Как и по всей Руси кроме крупных городов. 20-25 человек работает в школе и детском саду, дизельная 3-5 чел., почта (Тарковский, кстати, сказал, что почту у них должны были аннулировать и вертолёты больше к ним летать не будут – дорого), магазин, медпункт, метеостанция или ещё что, администрация, пенсионеры, пекарня. В каждой семье хоть один человек, но стабильную копейку в пределах 7-10 тысяч рублей имеет. И для этой семьи вполне хватает. Остальные всё со своего хозяйства, из лесу и реки.
В магазине покупаются только: подсолнечное масло, крупы, макароны, соль, сахар, мука, сигареты, если курят, да чем ни будь детей побаловать И всё! Остальное своё. Даже хлеб чаще заводят свой. Есть ещё небольшие затраты на инвентарь, плёнку для теплиц, семена. Главные траты на бензин, лодочный мотор и сети. Но эти траты видимо вполне покрываются летней распродажей дикоросов и рыбопродуктов. Все живут по принципу «На жись хватает и ладно». Часто ещё что-то остаётся детей в городах учить.
Для «выпить» и взять с собой в тайгу ставят бражку и гонят самогонку, что гораздо дешевле, чем покупать спиртное, но тогда с пьяницами в деревне надо себя строго держать.
Откровенно пьющих, думаю, совсем немного, но боюсь, есть в деревне пара таких «бызнесмэнов», что возят им разную гадость, вроде «Трояра»(жидкость для мытья окон, однако) и благополучно их травят.
Не знаю как в Бахте, но в наших краях полные алкаши совершенно не живут. Как кто хорошо загулял, полгода-год и прямой путь в могилу (отравился пойлом каким, замёрз, повесился – три основных причины).